Угон … самолета АН-2

Ugon samoleta AN-2В этой смешной и немного трагической истории я принимал самое непосредственное участие, едва не став козлом отпущения за этот нелепый случай. Смех-то смехом, но именно тогда моя фамилия (в связи с угоном самолета) появилась в сводке летных происшествий, рассылаемых во все авиационные отряды Советского Союза. Вот так впервые ко мне пришла всесоюзная «известность». Это случилось в середине 70-х годов прошлого столетия. Я работал главным инженером колхоза. Весна. Разгар посевной компании. К нам прилетел АН-2 (кукурузник) подкормить озимые после зимы. Экипаж -4 человека. Командиру, 2-ому пилоту, технику около 30 лет, помощнику техника около 18 (совсем мальчишка). Я был с ними одного возраста, и мы быстро сдружились. Тем более, что председатель колхоза назначил именно меня ответственным за организацию работ на аэродроме и заправку самолета высокооктановым бензином.

Прелюдия

Новый бензовоз, организация подвоза удобрений со склада на аэродром, загрузка трактором-погрузчиком, ночная охрана – вот основные моменты в бесперебойной работе экипажа самолета. Дело спорилась быстро. Ребята попались общительные, веселые, компанейские. Местные девушки были от них без ума. Они с охотой брали с собой на борт ребятишек, делая с ними круги почета над деревней; председателя – для облета полей, а особенно речки. Он страстно гонялся за браконьерами, которые толпами со всего района съезжались к нашей речушке на промысел подуста, нерестившегося в это время. Сети, уголки другие браконьерские орудия лова безжалостно изымались, и нарушителей ждал штраф. Ну, а сверху ему было видно все, и он несколько раз заставлял экипаж менять маршрут полетов. Я тоже довольно часто летал с ними, но только на выброс удобрений.

Подлетев к полю, самолет снижался почти до самой земли (не больше 50 метров), разбрасывал удобрения, а потом резко делал горку метров на 600-800. При этом дух прямо-таки захватывало, и если колени были согнуты, разогнуть их не удавалось. Работа продвигалась быстро, и уже через четыре дня все было закончено. В последний день было совершено два угона самолета. В первом, оба летчика тайком слетали в отдаленную деревню нашего района на встречу с сослуживцем командира.

Садились на крошечную поляну посреди леса, которая находилась недалеко от деревни. Там их встретили, угостили водкой. Пробыв в гостях около 1,5 часов, они с огромным трудом взлетели, чиркнув колесами по макушкам деревьев. Прилетев, командир предложил мне обмыть окончание работ. Но на его беду приехал председатель, увидел маленькую кучку удобрений и устроил скандал. «Разбросать все», — жестко потребовал он, иначе документов не подпишу. Белорус по национальности он был чуть постарше нас, но горластый, скандальный, немного вредный. Делать нечего. Загрузили остатки вместе с обрывками бумажных мешков и на первых же минутах работы сломали вал разбрасывателя.

Пьянка на аэродроме

Вот так, не начавшись, работа была закончена. Я пригнал пожарную машину, чтобы помыть самолет. Техник со своим помощником начали работы по его обслуживанию, а я с командиром, главным агроном и инженером по технике безопасности сели тут же на аэродроме за прошлогодний стог соломы и начали бурно отмечать окончание авиаработ. У инженера по ТБ сына забирали в армию, и он пожертвовал на нашу пирушку несколько бутылок водки. Второй пилот уехал в деревню мыться в бане.

Пьяный пилот гонки на аэродроме

Сильно захмелевший командир начал гонять по аэродрому наземную технику: мой москвич-пирожок, мотоцикл Урал – агронома, летучку – инженера по ТБ. Эх, знали бы мы, что он решится на угон самолета…И вдруг к нам подошел техник и попросил разрешения перегнать самолет на стоянку, чтобы его привязать на ночь. По земле ездить техник умел, поэтому в его просьбе ничего необычного не было. Но командир, нетвердо стоя на ногах, сказал: «Нет, я сам!».

Развязка

На аэродроме, несмотря на поздний час, было много ребятишек. «Садитесь, прокачу в последний раз», — крикнул он им. Вся ватага с радостными криками поспешила занять места в салоне самолета. Мы втроем были заняты своими пьяными разговорами и к событиям на аэродроме сильно не присматривались. Правда, мы попытались уговорить командира дать разрешение на перегон самолета, но когда тот наотрез отказался – спорить не стали. Взревел двигатель, потом стал прогреваться, и вдруг самолет, сорвавшись с места, … взлетел. Мгновенно набрав высоту, он скоро исчез из вида. Наступил вечер, на улице начинало темнеть. Поняв, что случился угон самолета — мы сразу стали трезвыми.

Поиски угнанного самолета

Дождавшись полной темноты, мы поехали домой к председателю. Тот пришел в ярость, узнав о случившимся. Но когда его жена узнала, что с ним улетели ребятишки, а их сына нет дома, она упала в обморок. Правда сын вскоре появился и сказал нам, что перед самым взлетом летчик всех детей из самолета выгнал. Второй пилот после бани тоже хорошо добавил, но и с него хмель слетел мигом. Посовещавшись, решили утром разъехаться в разные стороны, чтобы перехватить слух о разбившемся самолете. Шансов посадить самолет у пьяного вдрызг летчика, тем более ночью, – не было никаких. Выяснилось, что Яшка татаренок – помощник техника, улетел с ним.

Счастливый конец

Рано утром в небе послышался гул самолета. Мы сразу рванули на аэродром. Самолет сел. У него сильно было повреждено нижнее крыло с одной стороны и обшивка на фюзеляже. Приехал председатель и объявил, что сейчас сюда прилетит командир отряда, до которого он смог дозвониться среди ночи. Пилот нашарил в самолете бутылку водки и хотел приложиться к ней, но председатель успел выбить ее из его рук. «Дурак, тебе проходить экспертизу», — прикрикнул он на него. Описать какая радость охватила всех нас, невозможно. Мы были счастливы, что все так благополучно закончилось.

Рассказ техника Яшки

Почему он взлетел и как он садился, командир ничего не помнил. Но зато все нам рассказал помощник техника Яшка. Взлет самолет застал его врасплох, когда он что-то ремонтировал в разбрасывателе удобрений. Когда он оценил ситуацию, сразу понял – смерть не за горами. Усадив его на место второго пилота, командир вел себя неадекватно. Закрывал глаза, пел песни, а потом бросил штурвал и ушел по нужде в салон самолета. Можно было представить себе весь ужас его положения. Он никогда не сидел за штурвалом самолета, а тут вдруг волею случая – оказался пилотом.

Посадка в темноте

Самолет летел боком и Яшка, вцепившись в руль, боялся, что летчик свалиться где-нибудь в салоне и уснет. Но тот вернулся. Садились, когда было уже почти совсем темно. Во время посадки Яшка не выдержал угрозы надвигающейся смерти и с громким плачем убежал вглубь самолета. А командир, пьяно щурясь, кричал: «Смотри смерти в лицо, трус!?». Сели удачно, зацепив крылом небольшое деревце. Командир мгновенно, едва заглох двигатель, уронил голову на штурвал и уснул. А Яшка, выскочив из самолета, без оглядки бежал несколько сотен метров, а потом упал на колени и всю ночь молился своему аллаху.

Помощь от геологов

Утром подоспела помощь. Волею случая они сели около лагеря геологов. Техники у них не было, но 5 мужиков и штатный жеребец вытянули самолет и развернули его в сторону ровной и длинной поляны. Осмотрев самолет, командир решил взлетать. Яшка больше не хотел испытывать судьбу и наотрез отказался. Командиру пришлось приложить много усилий, чтобы угрозами и обещаниями похмелиться только на аэродроме, загнать его в самолет. Взлетели. Пилот сориентировался по карте и взял курс на аэродром. Они успели улететь на расстояние в 150 километров в соседний район. Вскоре прилетел командир отряда. Он сразу забрал у командира летное удостоверение и отправил экипаж на медицинскую экспертизу в районную больницу. Экспертиза показала, что у командира остаточная доза, а остальные – трезвые. Второй пилот в дальнейшем перешел в гражданскую авиацию и стал командиром ТУ-154. Командира из авиации выгнали.

Расплата

В декабре неожиданно нагрянула комиссия из зонального авиаотряда. Начали разбираться. Разбор грозился закончиться срубанием голов, члены комиссии жаждали крови. Самое малое на что они были согласны – исключение из партии. А тут вдруг выяснилось, что я единственный из всех действующих лиц – беспартийный. Меня уговорили всю вину взять на себя. Мол, пили мы с ним вдвоем, и, самое главное, на аэродроме. Записали мне выговор в трудовую книжку и дело на этом закончилось. Однако когда на следующий год к нам прилетел экипаж из соседней республики и пилоты узнали мою фамилию, они сразу спросили меня: «Не тот ли я Яковлев, который помог угнать самолет!?». И в самолете они посторонних больше не катали.

 

© 2013 — 2017, Яковлев. Все права защищены.

Угон … самолета АН-2: 6 комментариев

  1. Ирина

    Да, уж. Воистину пьянка до добра не доводит. Хорошо, что все удачно закончилось

  2. Nikolay Churilov

    История с таким самолётом была и меня ,когда я тоже работал инженером колхоза Колос Ташлинского района Во время посевной компании срочно нужен был коленвал для Т-4 я поехал к лётчикам,которые у нас работали на полях и спросил смогут ли они слетать в Казахстан со мной за коленвалом к моему знакомому инженеру, они согласились. Я сел в самолёт взлетели. над Уралом они спрашивают в какую деревню садимся я кое как сверху нашёл нужную деревню и они начали сажать самолёт на проселочную дорогу идущую в деревню .Сели удачно впереди нас ехал мужик с телегой на лошади вы бы видели его состояние перепуганное ,а мы остановились около забора мастерской .Я сходил к инженеру договорился насчёт коленвала но попросил подвести коленвал ,а он спрашивает а ты на чём приехал я говорю а вон около забора самолёт стоит он взглянул и обомлел .Мы погрузили коленвал лётчик говорит давай быстрее улетать иначе нас арестуют мы быстро развернулись и по прежней дороги взлетели и удачно я привёз оперативно запчасть.

  3. Юлия

    Да, никогда не ожидала, что с папой такое может случиться. Зато есть что вспомнить и рассказать нам с сыном эту историю со счастливым концом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *