Мой несчастливый високосный год

Mogila Yakovlevoy Ol'giСмерть жены

2012 год – был крайне несчастливым для меня. Во-первых, умерла моя жена, с которой мы вместе прожили почти 38 лет. Во-вторых, меня через 3 месяца после ее смерти ждала операция удаления рака простата.

Уход за смертельно больной женой

Умирала тяжело. Особенно трудно сложился последний год ее жизни. Она не могла ходить, есть, оправляться.
Говорила крайне медленно и мало. Какое счастье, что я провел последние дни ее жизни рядом, стараясь по-возможности облегчить ее состояние. Я установил ей режим, одевал на нее памперсы для взрослых, сажал в кресло для просмотра телевизионных программ (она смотрела исключительно передачи о животных, комедийные фильмы, эстрадные концерты). По утрам она слушала проповеди патриарха Кирилла или песни в исполнении Анны Герман. Это ее успокаивало. Большую поддержку оказывал наш персональный компьютер. С его помощью мы регулярно по Skype связывались с дочерьми в Москве и это были самые желанные для нее минуты. Семья всегда была у нее на первом месте.

Священник исповедовал ее и причастил

В начале марта ее состояние стало резко ухудшаться. Я сразу побежал в церковь и стал просить священника исповедовать и причастить ее. Она была очень набожным человеком, поэтому я посчитал это важным, тем более что на этом настаивали наши дочери. Священник пробыл у нас около 1,5 часов. Сам я законченный атеист, поэтому в таинствах участия не принимал.

Родные успели попрощаться

После посещения священника ей стало немного легче, и  я вызвал всех родственников из деревни. Приехали ее мать, сестра и моя сестра. Они пообщались. С постели она уже не вставала 3 дня. Через день у нее начались хрипы, она очень тяжело стала дышать. Я вызвал скорую помощь. Потом участкового врача терапевта, который назначил ей уколы. После первого же укола она впала в кому и через 4 дня умерла. Я успел вызвать из Москвы дочерей, и мать умерла на их глазах.

В сознание она не пришла ни разу, поэтому о присутствии дочерей могла и не знать. Но, когда у нее изо рта показалась пена, тело сделало последние судорожные движения, раздался предсмертный стон, и по лицу пробежала смертельная бледность – она стала удивительно красивой и на ее губах появилась улыбка. Да, да, она улыбнулась в тот момент, когда душа покинула ее тело. Было это в 2 часа 32 минуты местного времени, 8-го Марта. Видно богу было угодно, чтобы память о ней совпала с Международным Женским Днем. Мне хочется верить , что она не испытывала физических страданий — по крайней мере стонов от нее мы не слышали.

У меня нашли рак предстательной железы

А уже в начале апреля я пошел в поликлинику, чтобы пройти водительскую медицинскую комиссию. Там сразу же заведующая мне сказала, что у меня были плохие анализы крови на ПСА еще в 2008 году. Они меня искали почти два года, а я был все это время в разных местах и ничего о своей болезни не знал. Меня заставили повторно сдать анализ ПСА (40 единиц) и срочно дали направление в областной онкологический центр.

Подготовка к операции

Там быстро поставили диагноз: рак простаты. Три месяца меня тщательно проверяли на предмет определения стадии рака и выбора метода лечения.

Операция удаления рака простаты

Предположительно у меня была 2 или 3 стадия рака

После прохождения всех процедур врач –уролог Исмаков Рустам Маратович (я до конца своих дней сохраню благодарность этому человеку) пояснил, что рак пока локализован и я могу избавиться от него с помощью операции. Я думал не очень долго и дал согласие.

Да и выбор у меня был невелик: или мучительная смерть в течение короткого времени, или шанс еще пожить, пережив трудный послеоперационный период. Нужно заметить, что никаких признаков рака я не замечал. Мочился нормально, правда струя прилично ослабела, но я не придавал этому никого значения. И уже несколько недель сильно болело колено левой ноги. Еще когда была жива жена, я начал разрабатывать его хождением по лестничной площадке.

Потом я вспомнил, что много лет тому назад у меня при мочеиспускании было сильное жжение – я еще подумал, что подхватил венерическую болезнь. Последние 5 лет, с тех пор как я бросил курить (а пить перестал на 5 лет раньше), у меня никаких проблем со здоровьем не было. Я закаливался обливанием холодной водой по утрам круглый год. Практиковал купальный сезон с начала апреля до конца ноября, несколько раз в году купался в зимние месяцы. Чувствовал себя великолепно. Не было головных болей; не мучили суставы; где расположено сердце – я вообще не знал. И вдруг такой вердикт. Когда я узнал, что у меня рак – в моей голове стало сразу пусто. Это было удивительное состояние, когда вдруг мгновенно осознаешь – жизнь заканчивается!

Операция удаления рака простаты прошла успешно!

Положили меня в больницу 11 июля. 20-го сделали операцию.

Персонал ООКОД Операция удаления рака простаты была проведена Исамковым Рустамом Маратович

Врач онкоуролог Исмаков Рустам Маратович

Оперировал Исмаков Рустам Маратович, которому перед операцией я сказал: «Вот сейчас у меня абсолютно ничего не болит, кроме колена левой ноги. А когда вы меня «зарежете» я буду больным. Оправдано ли все это? Он меня заверил, что все будет нормально и у меня есть хороший шанс избавиться от страшного заболевания.

Хочется сказать несколько слов об онкологическом центре. Я в больницах не лежал с 1979 года, когда мне вырезали аппендицит, поэтому мне его сравнить не с чем. Но, меня поразило большое количество больных людей, по-настоящему больных, для которых операция – последний шанс. За 20 дней, проведенных в центре, на нашем этаже умерло 3 человека – из них один в соседней палате, один на операционном столе, один в реанимационном отделении.

Реабилитация после операции рака простаты

Кормили неплохо, по крайней мере, мне хватало. Я запретил всем родственникам навещать себя в больнице. Мне не хотелось, чтобы меня жалели, а еще больше – чтобы видели море людских страданий. Хирургическое отделение онкологии – это место не для слабонервных людей. 4 дня в неделю несколько бригад врачей делают ежедневно по 7 операций на дыхательных путях, желудочно-кишечным тракте, мочеиспускательной системе, конечностях и других органах. Самой операции я не боялся, так как знал, что я ее не почувствую. Некоторые опасения были насчет первых минут и часов в реанимации. Как я буду себя чувствовать после анестезии?

В действительности они были очень тяжелыми, особенно в момент просыпания, когда сознание проясняется, а ни один мускул не работает. Я почувствовал громадное облегчение, когда с третьей попытки смог пошевелить одним пальцем на руке. Лежал в реанимации чуть меньше суток. Все это время мне делали капельницы, уколы в вену и другие процедуры.

Послеоперационный период в онкологическом центре

После перевода в свою палату я через два часа встал, а к вечеру самостоятельно спустился с третьего этажа на улицу и поднялся обратно. Обвешанный пакетами для сбора жидкости из операционной полости с обоих боков туловища, с толстой трубкой в пенисе и пластиковой бутылкой с мочой в руках, я заставил себя превозмочь страшную слабость и сделал первый послеоперационный шаг.

Так мне порекомендовал заведующий отделением на утреннем обходе, и я последовал его совету. И мой лечащий врач советовал мне больше двигаться и меньше лежать. На первых порах мне ставили по 4 капельницы ежедневно и делали три укола в вену и два в мышцу. А ведь я раньше всегда избегал принимать какие-либо лекарства. Мой шов постоянно был мокрым, и мне назначили двойную перевязку – единственному на этаже. Пакеты по бокам давали возможность спать только на спине. За сутки набиралось около 1 литра мочи, которую я по утрам показывал врачу, а потом выливал в туалет.

Меня выписали из больницы на 10 день после операции по удалению рака простата

Но поправлялся быстро. По натуре я очень терпеливый человек, могу перетерпеть и очень сильную боль. Поэтому жалоб и нытья от меня никогда не было. Постепенно количество капельниц и уколов стало уменьшаться, на 7 день из меня вытащили трубки с боков живота, на 9 день трубку из пениса. На 10 день сняли все швы и выписали домой. Никакого курса лечения не назначили, но сказали, чтобы я через месяц сдал анализ ПСА и приехал в онкологию для осмотра.

Этот месяц я чувствовал себя хорошо: шов быстро срастался, тем более что его ежедневно смазывала йодом моя младшая дочь, которая вернулась домой, чтобы ухаживать за мной. Зато у меня появилась тяга к частому мочеиспусканию: практически через каждые два часа, в том числе и ночью. Но врач заранее предупредил об этом, сказав, что пока не заживет сфинктер – это будет моей проблемой. Назвал приблизительный срок – полгода. Как складывалось мое лечение в дальнейшем, напишу в следующей статье.

© 2012 — 2017, Яковлев. Все права защищены.

Мой несчастливый високосный год was last modified: Февраль 17th, 2017 by Яковлев

Мой несчастливый високосный год: 1 комментарий

  1. Виталий

    Ну, что тут можно сказать. Надо жить дальше и крепиться, крепиться, крепиться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *